ТОРГАШЕСКИЙ ДУХ ИЛИ ВЫСОКАЯ ДУХОВНОСТЬ, КАК ДВИГАТЕЛЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИЗБОРСКОГО МУЗЕЯ.

«Изборск - это особая святыня на Руси. Я часто бываю здесь и всегда радуюсь тому, что Господь сохранил для нас в первозданном виде Изборск и изборские ландшафты как место истоков нашей государственности. Именно в Изборске родилась русская государственность, на 126 лет раньше, чем произошло Крещение Руси. В этом я вижу особый Божий промысел о России.» - писал известный православный публицист Василий Бидолах 26.08.2011 – неделю спустя после трагической кончины о.Алексия Лопухина ( Изборск: святыня или торжище? (http://ruskline.ru/news_rl/2011/08/26/izborsk_svyatynya_ili_torzhiwe/ ).
Смерть священника, пытавшегося сохранить главное - исторические устои и приходскую жизнь в древнем центре православия, стала, фактически, символическим рубежом российской истории на примере маленького исторического поселения.

Тогда, в 2011, еще не была изувечена до не узнаваемости крепость. Потемневшие каменные кресты древних христианских могильников ещё напоминали о глубинах нашей великой истории и величии подвига павших воинов, защищавших Русь, а не украшали участок земли перед объектом общепита. Тогда еще пространство крепости рядом с древним храмом хранило печать заботы рук людских, здесь царила атмосфера духовности и покоя. Здесь все было дорого сердцу.  Потому, что было НАСТОЯЩИМ.

    Несчастья, подобного нынешнему, не случилось ни во времена буржуазной Эстонии, ни в период фашистской оккупации, ни даже в годы хрущевских гонений на православную историю и культуру.Но 2011-2013 годы стали поистине поворотными, и ни смерть о.Алексия, ни протесты изборян, ни даже клятва бывшего губернатора А.Турчака в том, что приходская жизнь продолжит свою семисотлетнюю историю, не остановили бездушный и разрушительный ход коммерциализации новейшей истории Изборска.
   Хорошо знакомы изборянам и не только те, кто писал и продолжают писать эту, самую горькую, его страницу: вышеупомянутый г.Турчак,  бывший руководитель областной культуры Голышев, администрация изборского музея в лице директора г. Дубровской. О деятельности последней, т.е. о музейной администрации, хочется сказать отдельно.
   На память приходят строки Игоря Северянина: «Из меня хотели сделать торгаша,
                                                                                          но торгашеству противилась душа...».
   Увы, но очевидность неоспорима, не об изборском музее эти строки, и ни о его бурной деятельности, так разнящейся с концепцией, представленной ст.3 «Основные понятия» Федерального Закона о музейном фонде российской федерации и музеях в Российской Федерации. Что же гласит закон: «музей - некоммерческое учреждение культуры, созданное собственником для хранения, изучения и публичного представления музейных предметов и музейных коллекций».
Тому, кто живёт или часто бывает в Изборске, довелось лично свидетельствовать претворение в жизнь настоящего кредо этого учреждения. Стоит вспомнить поборы за вход в крепость ещё тогда, когда она не являлась частью музейного комплекса, осквернение близлежащих могил в процессе «музеефикации» Труворова креста на изборском кладбище, установку множества касс на проходе к действующему православному Никольскому храму в крепости, ограничение прохода и взимание денег по всему Изборску в дни проведения сомнительных в культурном и воспитательно-патриотическом плане фестивалей Исаборг и Железный град  …всего не перечислить.
Директор музея Н.Дубровская (справа) руководит "высадкой" могильных крестов перед кафе.
Не правда ли, заметно неизменное присутствие во всех музейных инициативах и деяниях одного фактора: упорного взимания денег. Конечно, деньги необходимы. Без них - никуда. Они – залог финансово-экономической стабильности и развития любого предприятия. 
Но на то мы и люди, граждане, россияне, наконец, чтобы уметь  взглянуть на «экономическую целесообразность» и с нравственной, и с историко-эстетической стороны. Нам ли не знать, что происходит, когда деньги получают свободу. Их изумительная способность проникать всюду, сделала из них оружие сколь мощное, столь и аморальное.

Касса стоит у любого возможного прохода в крепость, бесплатно - и мышь не проскочит!
     В руках нынешней администрации изборский музей стал инструментом быстрого извлечения немалой прибыли в казну. На музей, как из рога изобилия, сверху, т.е. с олимпа областной власти, посыпались блага, как материальные, так и нематериальные, в виде полного отсутствия контроля его деятельности и, соответственно, безнаказанности. А  безнаказанность порождает самоуправство и дальнейшую разнузданную деятельность, попирающую любое законодательство. Цели - благопристойны, а результат: надругательство над здравым смыслом, подмена понятий, уничтожение культурных устоев, истинных, нематериальных ценностей.
              Время рушит и стирает многое, даже память, больше не приезжают сюда люди, которые знали и любили тот, настоящий, «домузейный» Изборск. Те, кто, оцепенев, стояли в 2012 году перед изувеченной реставрацией крепостью со слезами на глазах и говорили «что же они сделали!». Те, кто помнит крепость, как средоточие подлинной жизни древнего города.
Жизни, а не декораций к золотой жиле!
               Теперь сюда стремятся за туристическим «продуктом», и не очень-то задаются вопросом, насколько качественно то, что им «скармливают». Но    я хорошо помню тот Изборск, так как постоянно приезжаю сюда уже 25 лет. Помню чудесные клумбы за храмом, созданные руками местной жительницы. Их потом безжалостно срыли бульдозером. Помню изборских мамочек, в любое время  года  гуляющих в крепости с малышами , местных ребятишек, играющих на дорожках. Крепость была открыта всегда, и днем и ночью. Семьсот лет. Там никто не мусорил, не подвергал опасности «объект культурного наследия». Крепость была частью родного дома, малой родины. Там были заросли жасмина и сирени (их вырубили под корень таджикские "реставраторы"), и летней ночью дивно пели соловьи. Туда всегда шли все – изборяне, их гости, просто приезжие, чтобы пообщаться между собой, угостить соседей первыми огурчиками, посоветоваться со священником. И уходили с сокровищем в сердце, с памятью о чем-то светлом и радостном. Храм был открыт с раннего утра до поздней ночи, и требы о.Алексий служил бесплатно, если потом кто-что пожертвует. Ныне 
все иначе, все под замком, все за деньги, и немалые. Концепция музейного кластера такова, что жизнь Изборска и живых людей не только ушла на второй план, но и как будто мешает музейному бизнесу. Многие изборяне смирились, особенно те, кто не имеет другой работы, зависят от музея материально.
Давайте посмотрим трезво и спросим, чем славен сегодня Изборск, не музейно-пряничный, «раскрученный» объект туристического кластера, а настоящий, в котором живут люди, называемые изборяне. Чем «дышат», заботятся, как устроился их быт после многомиллионных вливаний в реставрацию и обещанное благоустройство 2011-2013 гг.
Данные такие: местной власти больше нет (упразднили волость), соцзащиты, практически, нет, газа в поселке нет, водопровода нет, канализации нет, врача нет, работодателей, кроме музея и нескольких магазинов – нет, почта работает с перебоями, детский садик отапливается дровами!  Хорошая, для XXI века картина, да еще по результатам празднования 1150-летия символа российской государственности?
Но картина не будет полной, если не упомянуть большую радость самых последних дней, просто-таки царский подарок изборянам! На протяжении месяцев на главном участке главной улицы Изборска – Печерской, не горела лампочка уличного освещения. Быть не может, скажет человек несведущий. Ведь, проезжая в ночное время по Рижскому шоссе мимо Изборска кажется, что над ним настоящее зарево! И действительно, ночью, когда на входе в крепость висят замки и на его территории нет ни одного посетителя, пространство крепости освещается софитами так, как будто там постоянно идет съемка баталий «Звездных войн», иначе говоря, тысячи киловатт электроэнергии сжигаются в никуда.  А вот улицы Изборска, по которым дети-изборяне утром идут в школу, а вечером жители-изборяне возвращаются с работы, бывают совершенно темны. Часто во всем поселке нет ни одного работающего фонаря, кроме того, единственного! Но и он угас, и более двух месяцев жители писали во все инстанции, чтобы, наконец, поменяли перегоревшую лампу. И вот она, долгожданная победа! Лампочка снова горит, чиновники могут отчитаться в полной и окончательной электрификации Изборска, победе света над тьмой!

Вот он, единственный и долгожданный!
Но причем тут музей, спросите вы. Да, действительно, совершенно не причем. У музея все в порядке, свет заливает пустующую по ночам крепость, деньги текут.
Законы, призванные как контролировать, так и ограничивать деятельность данного госучреждения, не работают.
Да что же такого делает музей, чтобы нужно было его ограничивать, логически последует вопрос.
А вот вам пример, задумайтесь сами. Вспомните древнее изборское кладбище. На нем веками находили упокоение многие поколения изборян и жителей близлежащих деревень. Вопрос захоронений, как все понимают, никак не решается администрациями музеев. Но, когда в 2015г. умер родившийся на Украине художник Пётр Оссовский, его, решением директора изборского музея, почему-то похоронили на местном кладбище. Вечная память художнику, ни в коем случае не хочется как-то умалить его заслуг перед российским искусством, но единственное, что роднило мастера с Изборском – это то, что он знал и любил псковщину, делал проекты для музея и когда-то подарил Никольскому храму написанную им икону.
Но еще показательнее примеры изменения местного охранного законодательства по инициативе того же музея. Как снова не процитировать И.Северянина: «Под законы все стремились подвести, -
                                                                                        Беззаконью удалось закон смести».

И закон, и здравый смысл определяют одной из важнейших функций музея деятельность по защите и охране вверенных ему объектов и территорий. Территория Изборо-мальской долины редкостна, как в своей красоте, так и в экологическом плане. Тут растет много уникальных растений, очень не глубок археологический слой, хрупка и чувствительна экология Городищенского озера и его берегов.
И вот недавно, летом 2017 года случается, кажется, совершенно немыслимое. Псковская лента новостей (http://pln-pskov.ru/society/281027.html) сообщает буквально следующее: «По просьбе организаторов фестиваля «Железный град» плато над Городищенским озером исключили из границ особо охраняемого участка памятника природы «Изборско-Мальская долина». Об этом в официальном письме исполнительному директору «Центр исторических проектов "Доблесть эпох"» Олегу Лукьянову сообщила директор музея-заповедника «Изборск» Наталия Дубровская. Директор музея в своем письме отметила, что администрация Псковской области поддержала просьбу изборского музея, организаторов фестиваля военно-исторической реконструкции «Железный град» и приняла решение о корректировке границы памятника природы «Изборско-Мальская долина» - плато над Городищенским озером исключено из границ памятника. Режимом использования данной территории снят запрет на проведение здесь массовых мероприятия, включая военно-исторические фестивали. Дополнительно на музей-заповедник «Изборск» возложены полномочия по управлению и государственному надзору памятником природы «Изборско-Мальская долина».
Думаю, любой здравый человек, прочитавший это сообщение, увидит в нем вопиющее противоречие, какой-то нехороший, лукавый смысл. А все так же просто, как безнравственно и преступно. Музей призван защищать и охранять, но он очень активно борется с деятельностью местных жителей на их собственных огородах, где скоро и лопату в нельзя будет в землю воткнуть без разрешительной музейной грамоты. Получить оную, как все понимают, бесплатно не получится. Кстати, именно нынешняя музейная администрация долгое время «утверждала» планы возведения дачных домиков и даже сараев на индивидуальных участках в частной собственности граждан.
Зато под дорогостоящие для гостей и весьма низкосортные коммерческие увеселения, называемые «историческими реконструкциями» Исаборг и Железный град сам музей выводит огромные площади заповедника из охранной зоны.  


Обилие торговых палаток с китайскими сувенирами и тысячи мусорящих по всей округе и под окнами "гостей", в глазах изборян, как-то не вполне соответсвует духу воспитания патриотизма и уважения к истории.
       Музей уже много лет проводит данные фестивали, когда тысячи приезжих топчут, разводят костры, едят-пьют, мочатся на заповедную землю. Это, в глазах музея, имеет безусловную экономическую обоснованность: один человек платит 400 рублей за свое физическое нахождение в Изборске в дни реконструкций. Я разговаривала с многими гостями Изборска в дни фестивалей, входной билет, участие детей в «развлекухах», покупка сувениров и питание выливается, в среднем, одной семье  в сумму 5-7 тысяч рублей. А таких семей в один день приезжают тысячи. Жителям в эти дни к своим домам не подъехать, все огорожено, повсюду патрули, взимающие плату. Случись, не дай Бог, пожарная или скорая помощь не подъедут вовремя. Да, кстати, немаловажный момент: жителям вход на фестиваль тоже ПЛАТНЫЙ. Парадокс? Нисколько!
         Чтобы было понятнее, как чувствуют себя изборяне в дни "празднеств", переведем ситуацию на бытовой язык: ЖЭК  самоуправно вламывается к вам в квартиру, несколько дней устраивает тут развеселые банкеты, ограничивает вас в движении по вашему дому и еще берет с вас деньги, если вы хотите присоединиться к незванным гостям. Иначе должны сидеть взаперти в своей комнате, а потом еще и убирать последствия развеселого отдыха непрошенных гостей.

  Качество же туристического продукта, продаваемого музеем, весьма сомнительно, говорю, как профессиональный гид с 30-летним стажем. Я провожу месяцы в Изборске, захожу в музей, часто встречаюсь с экскурсионными группа и слышу, что им рассказывают в соответствиис музейной методичкой. Больше всего просится определение «профанация». Как пример - «дом купца Шведова». Любой изборянин старшего поколения скажет вам, что никакого «купца Шведова» в Изборске сроду не было, есть люди, которые жили в этом самом доме, до того, как его превратили в объект показа. Но приезжие не знают об этом. Или вот, «городские ворота XI века». Помню, встретилась с группой туристов, которым местный гид вдохновенно объяснял что-то про эту древность, а один из туристов остановил его с упреком «что Вы нам тут рассказываете, мы были здесь в 2012 и видели, как все это строили». Жаль, что в наше время мы все охотнее и без вопросов поглощаем то, за что заплатили.
    Познакомьтесь с новой затеей музея, так же мало преследующей цели, определенные законодательством (сберегать, хранить, изучать). Недавно, почему-то на деньги Транснефти, в самом неприкосновенно-историческом центре Изборска музей купил участок земли с небольшим частным домом, и прямо сейчас, за 4млн.375 тыс. рублей (информация на сайте госзакупок: закупка №31705635180), разрабатывается проект строительства более чем 1000 кв.м. площадей для многофункционального центра, выставочного зала, конференц-зала, фондохранилища и т.п.

Вот на этом месте будет постройка площадью 1000 кв.м.
Ну, и что же здесь не так, снова спросит скептик.
А ответ прост, как выдох умирающего: это же Изборск, господа! Какие многофункциональные центры на тысячах квадратных метров?
И зачем маленькому краеведческому музею МФЦ и огромные новые выставочные площади? За все последние годы по пальцам можно перечесть хоть сколько-нибудь интересные выставки, проходящие на существующих плохо заполненных площадях. И все они – не на местном материале.

Но, что уж точно вызывает обоснованные опасения – строительство должно быть завершено в мае 2018! То есть, тысячи кв.метров новостроя , возводимые с нулевого цикла за считанные..недели, дни, часы? Ведь на дворе – уже март 2018. Все знают, как в спешке, но под громкие дифирамбы со стороны музея, за несколько месяцев была уничтожена Балтстроем уникальная изборская крепость, как, спустя всего 4 года после триумфальной даты, реставрируют результаты той преступной «реставрации». И то, что «осваеваемые» в такой дикой спешке деньги растекаются по карманам причастных зубастых дельцов, все россияне хорошо понимают.

Август 2017, 4 года после многомиллионной "реставрации", все осыпается, остатки подлинной кладки гниют под новоделом.
Изборску 1156 лет. Незыблемым щитом стоял он веками и выстоял, неся в себе святыню духа.
                       Так оставьте в покое хоть крупицу поруганной вами святыни! - хочется сказать чиновникам музейным и тем, что над ними. Р
ади наживы вы уже такого наделали на нашей земле, что глумящиеся над памятью и могилами советских солдат западные соседи с вами не могут тягаться. Смерть священника, изуродованная крепость, профанация истории, уничтожение ландшафта. И торговля, торговля, торговля… памятью, историей, сувенирами, блинами, солеными огурцами и рукавицами.
          Подведем итог, попробуем понять, чем же, в крепких музейных объятиях, стал сегодня дорогой сердцу Изборск… остался ли он святыней русской земли, или превратился в постыдное торжиже?
        И то, и другое, к великой печали о последнем. С одной стороны, на подвластном музею пространстве сегодня царит дух торгашества, всепроникающий и разъедающий.
          Но ведь дух этот - не всесильный. В Изборске и по всей России живут честные, неравнодушные, талантливые и бесстрашные люди, которым имя – «изборяне», «псковичи», «россияне». Не чиновники и не начальники. Простые, трудящиеся люди, любящие свою Родину. Увы, иногда мы оказываемся в меньшинстве. Пока находимся в той среде, где позорный образ ростовщика подменил умного, преданного делу руководителя, а историческая и человеческая справедливость подменяются профанацией «на голубом глазу».

Вне сомнений, с Божией помощью, торгашество в Изборске однажды рассыплется в пух и прах, перед правдой и бескорыстием, христианской твердостью и стремлением людей жить согласно закону, совести и справедливости.
                      Помоги нам, Господи!

Пинок, как скрепа культуры и экономики, или как министр культуры библиотекарей воспитывал.

http://calendar.fontanka.ru/articles/6056/
Закономерность исторических явлений обратно пропорциональна их духовности.
(
В.О.Ключевский)
Господи прости.... не перестают поражать как "высокий стиль" речи, так и высокий полет мысли нашего культурного лица №-1, хотя мы давно понимаем и знаем ху из ху (это приличное) в нашем верхне-администативном бомонде. Но, видимо, собственная культура подводит, психологически неприятно. Что ж, воспользуемся лексикой культурного гуру России, зададим пусть риторический, но рефлекторно возникающий встречный вопрос: "а Вам, любезный, какого пинка нужно дать, чтобы Вы поняли, что Вы и культура - понятия взаимоисключающие, коннотативный диссонанс (это из лингвистики) вопиющий. Такое же отношение к медицине имел продавец пиявок в любимом с детства фильме про Буратино.

Как не вспомнить Дуремара и его мораль, гениально выраженную в песне: «О птичках поёт птицелов, О рыбках поёт рыболов, А я о пиявках пою, За денежки их продаю!»
Второй, возмутительный момент, это -попытка "воспитывать" акул бизнеса (коммерсантов, манагеров, девелоперов) ИЗ КОГО (!) -директоров библиотек (!), большинству из которых Мединский во внуки годится, вопрос образования и общей культуры вообще оставим без сравнения и обсуждения. Третье наблюдение: министрушко наш не только практически живет в другом мире, где суммы из бюджета в миллионы и миллиарды не кажутся абстрактной математикой, поскольку столько стоят его собственность и привычки, он еще и понятия не имеет о порядке вещей в жизни российских граждан на просторах 17000000 кв.км. Билет на лекцию в библиотеку, писателя послушать - 5-7тысяч рублей? Его что, бабули с пенсией 10 тысяч (в больших городах) слушать пойдут, внуков своих поведут? А количество лиц, составляющих персонал библиотек и их психо-физиологический портрет нашему герою тоже не известен? Это, в польшинстве своем, несколько хрупких женщин ранне-, средне- и позднебальзаковского возраста, с тем же, бальзаковских дам, врожденным прагматизмом (вплоть до способности быстро организовать расстановку стульев в правильную комбинацию).



Ведь они - существа духовные, в этом их бесценность! И последнее: науке, конечно, встреча с писателем не помешает (С), но давайте, дорогой министр, перестанем читать только Коэльо, курить грибы, и подумаем трезво. Как ни крути, наука – это наука, и писательство - это писательство. Ученые и писатели могут сколь угодно часто пересекаться на личных встречах, в кругу друзей, за чашкой или бокалом…но построить прибыльный бизнес на безудержной эксплуатации пересечения двух параллельных (знай, министр, они не пересекаются в эвклидовом, т.е. нашем пространстве!), боюсь, не удастся. Лучше бы честно признался, как премьерушко наш искренний: «Денег нет, но вы держитесь». Сказал бы своим высоким слогом (готова быть спич-райтером, да зачем таковые мастеру пера) библиотекам всей страны: «закрыть надо вас нах..рен, вы – бесполезный рудимент и пережиток. Кто щас книжки читает бумажные?!, щас все с ай-падами (ай-пад придется показать счастливым, в силу привычки читать настоящие книги, и далеким от этой чумы, из-за низких заплат, библиотекарям). И ваще, щас чтение – не в тренде, доказательство – мои книги народ не читает, снимают кино те, кому я денег даю много из казны на популяризацию, но и их не смотрят. Так что ни библиотек, ни кино отечественного по в а ш и м книгам нам не надо. В «Танчики» и др.игры играют нормальные люди, по интернет-сайтам всяким лазают…etc» (тут он будет прав, т.к. судит о мире по депутатам Госдумы и членам верхних кабинетов).


Кадры взяты со страниц интернета, лежащих в открытом доступе и не запрещенных цензурой.
А мнооогие библиотеки, между прочим, исторически – наглость какая! – располагаются в старинных зданиях и прекрасных архитектурных памятниках.

Шацкая межпоселенческая библиотека, основана 8 ноября 1900 года, устав общества Шацкой городской публичной библиотеки был утвержден зам. министра внутренних дел сенатором П. Дурново.
Вот тут бы нутро снести, евро-ремонт забахать, и под гостиницу или торговый и/или бизнес-центр. Опыт у Мединского здесь бесценный, мы все помним о Балтстрое и о тонком чутье в подборе замов, благодаря прогремевшему делу реставраторов и, как результат, уничтоженным жемчужинам русского историко-архитектурного наследия.

Изборская крепость: август 2017 - реставрация многомиллионной реставрации, благославленной и прославленой Мединским 4 года назад.

Хрем Николы на Городище в Изборске, заплесневел впервые за 400 летв год окончания реставрации, и после реставрации .
Мединский, безусловно, явление, в силу занимаемого поста, историческое, для последних двух десятилетий - закономерное. То, что он говорит и творит, соответственно, также - исторично и закономерно. Последствия его историчности и закономерности трагичны, свидетельства тому налицо. Прибегнув к афоризму В.О.Ключевского "Закономерность исторических явлений обратно пропорциональна их духовности" получаем грустную перспективу. Так что – еще раз выдохнем, и, без всякой иронии и от всего сердца говорю: помолимся Господу, да вразумит и просветит головы и сердца наших управленцев, коли попустил нам их таких.

О ТАЛАНТАХ И ИХ ОТСУТСТВИИ на древней псковской земле

Талант — как птица с робкими крылами.
Но поддержи, подкинь его слегка —
И вот он, взмыв, уже кружит над нами,
А вслед за тем орлиными кругами
Уходит в синеву за облака.
      А вот бездарность, как с ней ни возись
      И сколько ни вздымай ее повыше,
      Она вороной кувыркнется вниз
      И не взлетит ни разу выше крыши.
Однако так напористо орет,
Что все таланты за пояс заткнет.

(Эдуард Асадов Талант и бездарь)

http://www.pskov.aif.ru/…/dusha_izborskoy_zemli_kak_pitersk… Давно уже, почти 20 лет назад, случайно заехали в мужем в Изборск, пробыли тут всего-то с пол-часа. Был август, время Спаса, постояли над Городищенским озером рядом со старинным кладбищем, поднялись по тропинке до храма Николы на Городище. Охватило чувство счастья, подумалось светлой такой мыслью: «вот тут бы и умереть в радость».


Тогда и оставила я здесь навсегда своё сердце. Через 6 лет случай снова привел в Изборск, чистая случайность, право. Но в этот, второй приезд Господь даровал еще большее счастье – познакомились с великими и светлыми людьми: Лииви Анцевной и Александром Владимировичем Покровскими. А еще через пару лет – пути Господни не исповедимы! – мы стали соседями. И, если что нужно, (а нужно и хочется, в первую очередь, видеться и общаться с ними - повод найдется), бегу на соседний участок, дверь там никогда не заперта, если хозяева дома. Если попытаться описать моих дорогих изборских соседей в двух словах, то эти слова: ДОБРОТА и ТАЛАНТ.


Внешне очень разные: Лииви Анцевна энергична, легко и молодо рассыпается бисером смеха, но может быть сурова и даже резка в словах, когда что-то идет вразрез с правдой. Александр Владимирович мягок и тих, хотя поборник правды истовый и смелый. Бесконечно добрые. Добрые не словами, а делами. Вряд ли найдется в радиусе сотни километров от Изборска кто-то, кому бы Покровские не помогли, не выручили, не накормили и не вылечили. ТАЛАНТ. Даже не перечислить все области человеческих знаний и умений, где этим людям не хватало бы таланта. Они высокообразованны, за плечами десятилетия научной работы и верного служения профессиям. Талантливы в семейных отношениях, в дружбе, воспитании детей и внуков. Но главные таланты, все сомнений, в их бескорыстии, огромной любви к людям и вере в правду. За эти-то таланты их знают не только в Изборске или во Пскове, их знают в России и за ее пределами. Каждый, кому посчастливилось переступить порог их дома, никогда не забудет чувства, что тут и его родной дом, столько там уюта и искреннего гостеприимства.


Прошлым летом известная немецкая художница-фотограф Мелани Штегеманн заехала случайно в гости - псковские друзья завезли - и дар речи потеряла, только ахала от восхищения. А для щедрой души главная радость - другому человеку радость доставить. Вот и уехала Мелани домой в Германию одетая, как сама говорит, в самое красивое платье в своей жизни, полученное в подарок.
Да-да, Покровских давно знают, как самобытных, выдающихся умельцев, возродивших на псковщине почти умершее уже ткаческое ремесло.


Были конкурсы и фестивали, призовые места регионального и всероссийского уровня, персональные выставки и видеосюжеты по телевидению. Журналисты – частые гости Покровских. Но, как я уже сказала, главный их талант – бескорыстие и вера в правду. А где вера, там и борьба, стойкость, бескомпромиссность. Трудно сказать, за чем чаще приезжают к ним журналисты – за новым сюжетом о ремесле, или за интервью по поводу очередного преступления на родной земле, разнузданной коррупции, укоренившейся в Изборске и на всей Псковщине (да что уж там, где ныне в Отечестве нет этой болезни). Тут - часть кладбища со старыми могилами бульдозеры срыли, т.к. некто получил от Печерской администрации разрешение под расчистку для личного пантеона. Там - на глазах уничтожали выдающийся памятник-крепость, воруя сотни миллионов из госказны, а в Изборске нет ни власти, ни соцзащиты, ни элементарных удобств для населения в виде водопровода, канализации, газа, бани, на худой конец. Все, что я сейчас написала, знают сотни людей - все, кто лично знаком с Лииви Анцевной и Александром Владимировичем. Но, представьте себе, не всем по душе их талантливость, честность, прямота, доброта, наконец. В наше гниловатое время сильно подгнили и люди, что уж там таить. И пожилые, и средних лет, и совсем молодые, что только подросли, и просто не понимают, КАК можно быть бескорыстным, если ты талантлив. КАК можно много трудиться просто во славу труда, ремесла, красоты… подозревают подвох, желание денег, славы, меряют своим аршином. Ну, и зависть, конечно, ЗАВИСТЬ черная. И лезут такие во все щели, как, простите, тараканы, и так же проворно множатся. Почему я пишу об этом? Объясню: Покровские нашли единомышленников и таких же талантливых сотрудников, Ирину и Юлию Белоусовых, что живут в селе неподалеку от Изборска.


И уже два года, объединив усилия, развивают новое, потрясающе красивое направление в ремесле, создают предметы одежды из тканых на ручном станке полотен. Каждая вещь – уникальна. Придумала и выполнена по вдохновению. Каждая – one of a kind, как скажут англоязычные. Чувство цвета, линии, завершенности. Профессиональные, члены Союза, художники, знакомые с творчеством Л.А.Покровской, отмечали эту особенность ткачихи – умение изысканно сочетать цвета и структуру в тканых полотнах.


И вот, так востребованные еще до недавнего времени, участники всех без исключения, выставок и фестивалей ремесел на псковской земле, дипломанты и призеры, как будто перестали творить, создавать свое удивительное искусство. Их вроде и знают, и не знают, и продолжают говорить слова восхищения, но все больше как-то на ухо. Есть даже некие «коллеги-дизайнеры» и «устроители» фестивалей, которые пишут откровенные гадости в соцсетях. Что это? Откуда? Зачем?
Бог с ними, известно, откуда и зачем. Тут - в другом дело. Меньше, чем через год, то есть в 2019 г. на псковшине будут праздноваться Ганзейские дни, великая, так сказать, веха тысячелетних культурных отношений Пскова и европейских городов - членов Ганзы. Власти, понятно, почесываются, деньги под «распил» дали, но ведь надо и что-то такое «замутить», чтоб начальство похвалило, да и перед евро-гостями чтоб не совсем уж пошло выглядеть. А тут – полная БЕДА. Беда, наши чиновники и их делопроизводители так уж отфильтровались за последние годы, что выше китайских кружек, футболок и прочих сувениров и эмблем, их творческо-организационная фантазия воспарить не способна. Вот тут бы и вспомнить о настоящих ремесленниках, которые пока еще ЖИВЫ и творят!



Ткачи, кузнецы, гончары… Поехать к ним, заручиться их участием, и хоть немного «раскрутить». Для праздника, для настоящего. Себе же от начальства премии и похвалы обеспечить. Но как до них достучаться, до управленцев наших любезных? Как объяснить (удивятся, но не поверят!), что таким, как ткачи Покровкие или гончар Пересада – славы не надо, пустое это. Денег за материалы и труд, конечно, хоть сколько-то не помешало бы, но то, что мастера считают деньгами, для чиновников - даже смешно озвучить, мелочь карманная. А земле Псковской уж точно, почет и слава, память и уважение. От всей Ганзы, а может – и от более дальних земель. Ведь люди, в искусстве понимающие и талант почитающие, на белом свете пока, слава Богу, не перевелись.

Я правду собираю по частицам

Я правду собираю по частицам,
Как каменщик, что строит этажи.
Ищу её, крупицу за крупицей,
В густых завалах хитрости и лжи (Эдуард Асадов)

Вчера из Изборска мне позвонил пожилой близкий мне человек. Голос дрожал. Несправедливость и клевета способны ранить даже самых сильных. Поводом был рассказ А.Венедиктова о поездке в Изборск. Пришлось написать комментарий к его программе: "Уважаемый Алексей Венедиктов, до этого Вашего эфира (до его 43-й минуты) у меня никогда не было к Вам, как журналисту, ни гражданских, ни человеческих претензий.Но сегодня Вы, сами того не зная, совершили подлость. Вы оскорбили жителей многострадального Изборска. Вы плюнули им в душу. Вы не ошиблись в том, что сказали о результатах «реставрации», это преступление очевидно любому. Но затем вы прогремели фанфарами и пропели дифирамбы лицам, которые были непосредственно виновны в этом чудовищном преступлении, а именно директору изборского музея г.Дубровской и ее ближайшему окружению. Вы назвали эти лица «подвижниками», посетовали о том, как «у них из рук украли их крепость», пожалели за то, что их «заставляли подписывать акт приемки работ» и пр., и пр. «Люди, которые там живут и хотят сохранить это…они подписывают…», сказали Вы, не понимая, какую чудовищную ложь произносите. Начну с последних Ваших слов. Эти люди: г.Дубровская и иже в Изборске НЕ ЖИВУТ, И НЕ ХОТЯТ НИЧЕГО СОХРАНЯТЬ. Они хотят только денег, и у них с этим все в порядке. Директор музея еще до ремонта самоуправно начала взимать плату за вход туда, куда изборяне и их гости 700 лет ходили бесплатно, т.к. это их земля, их крепость, они спасали тут Россию. И после чудовищного надругательства т.н.«реставрации», в изуродованную новоделом крепость посетители должны ходить только за плату, тут у директора музея сомнений нет. Ради наживы эта особа не гнушалась никогда и ничем. В целях рекламы и в меру своих эстетических воззрений она, не колеблясь, создает памятники-профанации, например, псевдо-погост, крестами из дневних могильников украшает поляну перед деревенской харчевней или «изобретает» купца Шведова – ее вымысел, такого человека в Изборске никогда не было. Но не это главное. В Изборске действительно всегда были НАСТОЯЩИЕ ПОДВИЖНИКИ. Был священник с больным сердцем о.Алексий Лопухин, нищий деревенский батюшка, который по окрестным деревням находил неблагополучных детей, собирал у себя и окормлял их. Он помогал всем, и верующим и атеистам. И его беззаветно любили изборяне. Жизнь Изборска шла вокруг крепости и в ней, в приходских домах. И не только Изборяне шли к о.Алексею за советом, помощью, но и из дальних весей, таких как Санкт-Петербург, приезжали к батюшке поговорить, и поклониться за спасенную жизнь. И теперь приезжают. Каждый год. Поклониться его могиле. Несколько лет назад в Изборск была назначена губернатором Турчаком нынешняя директор. Кстати, на нее заведено уголовное дело по факту хищений при реставрации Изборска. А тогда она начала энергичную травлю священника, претендуя распоряжаться церковной собственностью на территории крепости. Десятки клеветнических оскорбительных писем, хамские нападки, угрозы. Отец Алексий был чутким, глубоко порядочным и глубоко верующим человеком, тихим и скромным. И у него было очень больное сердце, о чем знали все. Но этот тихий скромный человек однажды восстал. Когда в августе 2011 года в Изборск приехала «высокая комиссия» чиновников во главе с вице-премьером Жуковым. Решали судьбу крепости под выделенные сотни миллионов. Директор музея всегда была и остается в их стае. Священник пришел на заседание, и, когда г.Дубровская в очередной раз настаивала на уничтожении «сараев» (домов прихода, где всегда собирались жители Изборска), о.Алексий сказал свои последние слова: «уничтожив дома прихода, вы убиваете саму жизнь Изборска, его уклад. Ведь о людях же думать надо!» Его грубо оборвали. И он умер. Там же, за столом совета. Это о подвижниках. Есть в Изборске и другие, которые, к счастью, живы. Это - настоящие изборяне, живущие там. Те, кто с первого дня «реставрации» били в набат, писали письма во все инстанции, приглашали специалистов-реставраторов из других городов. Те, кому больно и горько видеть ежедневно разоренную врагом крепость, оскверненные храмы. Во главе с М.И.Мильчиком в ноябре 2013 г. по приглашению жителей в Изборск приехали лучшие российские эксперты в вопросах реставрации крепостей: из Санкт-Петербурга, Великого Новгорода, Пскова. Они дали заключение. Музей же в лице администрации всегда только противился любой попытке общественности спасти Изборск. Музей пел славу и хвалу тому, что происходило у всех на глазах –уничтожению великого памятника архитектуры и российской истории. Этому есть свидетельства, есть публикации в прессе, фотографии и записи разговором и выступлений. Уважаемый Алексей Венедиктов. Вы сегодня ошиблись, назвав палачей жертвами, предателей - героями. Эти люди виновны не только в уничтожении памятника, они разрушили судьбы изборян, многовековой уклад их жизни.. Небольшая ошибка с Вашей стороны в прямом эфире. Но этим Вы оскорбили порядочных людей и их память." https://www.youtube.com/watch?v=7QPaG1ZI0z0&t=2730s
 

ХРАМ МОЙ ХРАМ МОЛИТВЫ НАРЕЧЕТСЯ???

И войдя Иисус в церковь, изгна вся продающия и купующия в церкви, и трапезы торжником испроверже, и седалища продающих голуби. И глагола им: писано есть: храм Мой храм молитвы наречется, вы же сотвористе и вертеп разбойником...

В последнее время умы и нервы петербуржцев (и не только) волнует намерение властей передать церкви Исаакиевский собор. Я намерено пишу «церкви», а не РПЦ, последнее стало штампом, который у многих вызывает ассоциацию с еще одной вертикально-властной коррумпированной структурой внутри нашего государства. Эту ассоциацию комментировать не буду.
         По поводу же идеи передачи Исаакия-храма церкви выскажусь крамольно:

я – ЗА.
За многие годы работы гидом-переводчиком я имела возможность до глубины понять и прочувствовать, во что превратились наши главные «храмы искусства», национальное наследие, так сказать: Эрмитаж, ГМЗ Петергоф-Царское Село-Павловск, далее по списку плюс комплекс четырех соборов иже с ними. Аналог газовой трубы, гигантские машины по выкачиванию денег из населения и приезжих туристов, недружелюбные, нечистоплотные организации, руководство которых неустанно заботит одно – как обогатиться. Господа Пиотровские-Кальницкие-Буровы долгое время не затихали на медиапространстве, провозглашая общественность серой массой (когда не понравилась выставка с распятием мишки и клоуна), гидовское сообщество – «шакальским цехом», деньги - мерилом всего и вся.    
        Мои коллеги по цеху сразу определят принадлежность цитат конкретному чиновнику на музейном Олимпе. При этом - вопиющие вещи: текущие новые крыши Большого дворца и убогая, евро-ремонт-руками-таджиков напоминающая Шахматная горка и лысые партеры, торговля янтарем и дети-сироты-паломники на морозе у Исаакия, которых не пускают без билетов, хамские секьюрити в Эрмитаже, которые нападают, и чуть ли не физической расправой угрожают тебе, когда ты приходишь в Эрмитаж с иногородними родственниками-друзьями по билетам за 600 руб., и пытаешься им что-то рассказать (при этом стада китайцев как ходили 10 лет назад со своими экскурсоводами-«лидерами групп», так и продолжают).
          А цены на билеты? А необходимость предъявлять паспорт, чтобы не платить, как иностранец, втридорога? Исаакий, правда, после нескольких лет позора, под давлением сообщества гидов решил эту неприличность: билеты россиянам стоили 150 руб, иностранцам – 450, г.Буров милосердным решением уровнял цену для всех – по 400 руб. (может, сегодня уже дороже, в Исаакий-музей я больше не хожу, ходила на Пасху бесплатно). Кстати, к моему храму – Живоначальной Троицы Измайловского полка регулярно подъезжал автобус Исаакиевского собора, и прямо во время службы гидессы из Исаакия проводили там экскурсии, уверена – бесплатно для уважаемого музея, наш настоятель о.Геннадий никогда бы не разменялся на подобную корысть – брать деньги за посещение нашего собора.
          Так вот, о передаче Исаакия церкви. Это – меньшее из зол, я считаю. Он строился, как храм, главный православный собор Российской империи. Вопли по поводу того, что не смогут должным образом содержать, не более, чем вопли. Закатывание глаз и заламывание рук, что все пропадет – лукавство. Страху пытаются нагнать. Захотят – будут содержать, как надо, было бы желание, а не одна забота о прибыли. В соборе мозаики, в основном. Их потому и делали, что при строительстве стало очевидно – надо делать так, чтобы убранство минимально зависело от климата и капризов погоды. После блокады и войны все привели в порядок, десятилетиями вход был бесплатный – в «храм атеизма», поскольку идеология была другая.
        Так может прежде, чем накалять страсти вокруг передачи памятника, надо, для начала, определиться с идеологией? И не государства в целом, тут и так все ясно, а с идеологией музейного сообщества. Тогда, может, и далеким от истиной сути вопроса людям, возмущенным идеей передачи памятника-храма церкви, удастся поменять свое отношение. Итак, основные вопросы, они же аргументы "против", освещаемые в средствах массовой информации: 1) Тысячи экспонатов - куда деть?, 2)Как обеспечить безопасность в эпоху глобальной угрозы терроризма, 3) Как обеспечить профессиональный "уход" за этим сокровищем? 4) Такие замечательные произведения, как  витраж «Вознесение Христа» в центральной части алтаря будут закрыты для обозрения.

Мне кажется, тут надо просто поразмыслить.
1) Тысячи экспонатов, это что? Десятки квадратных метров мозаик? Роспись свода «Богородица во славе»? Точно нет, им-то уж никак не «переехать». Макеты Исаакиевских храмов в «эволюции» и макет лесов – подъемника для колонн? Бюст Монферрану? Стенды, демонстрирующие историю строительства собора? Выставка фотографий, как было во время войны?
Уже чувствуется, как надумана эта проблема. Уверена, церковь ничего не будет иметь против того, что на 4000 кв.метров площади эти экспонаты остались бы, даже на своих собственных местах. Это ничтожно малая площадь. И никаких противоречий концепции церкви. Ведь есть же в Казанском «музеефицированная» могила М.И.Кутузова, а в нашем Троицком лейб-гвардии Измайловского полка – комплект стендов с рисунками, фотографиями и текстом, посвященные истории и полка, и храма. Монферран – да, был католиком, но глубоко верующим христианином, активным прихожанином церкви св.Екатерины на Невском. И бюст ему появился в Исааки, когда тот был действующей православной церковью.
2) Как обеспечить безопасность. Замечательный вопрос. А как же Казанский собор – открыт с 7.00 до 20.00 каждый день на самом людном проспекте города, а вышеупомянутый Троицкий? Я говорю о храмах – гигантах, принимающих тысячи людей во время служб и не только. А собор св.Петра в Риме, св.Павла в Лондоне, св.Иакова в Сантьяго-де-Компостела и пр., и пр. Трудно представить, что именно Исаакий может стать мишенью, если рассуждать о наполненности христианскими святынями, раздражающими фанатиков-иноверцев.
3)  Содержание и уход. Снова, мне представляется, лукавство в этой «озабоченности».
И снова на ум приходит аналогия с Казанским собором, или даже с Троицким в Александро-Невской лавре. И там, и там все в камне, сырость и перепады температуры не влияют особенно. Кому полы помыть – найдется. Ну, а если уж речь идет о профессионалах – реставраторах и искусствоведах, так давайте вспомним, что сегодня в церковь приходит много людей всех возрастов и профессий, и многие  профессионалы в сфере искусств – православные. Если церковь захочет привлечь, то они придут. Как юридически оформятся их отношения, думаю, вообще не вопрос. Ведь удалось же Исаакию-музею заставить платить ежегодную дань   в тысячи рублей каждого гида, и без какой-либо на то правовой основы. Идут и платят, против своей воли, так как иначе не могут работать. Церковь же, при необходимости, наберет штат православных реставраторов, которые не только за деньги, но и за совесть будут блюсти православную святыню в порядке.
4) Недоступность произведений искусства, таких, как витраж, для посетителей. Неправда. Любая литургия позволяет видеть, что находится за царскими вратами, они раскрыты во время служб, и закрываются лишь на некоторое время. Знаете, цена входного билета в Исаакий-музей является гораздо более серьезным препятствием для многих, чем необходимость придти во время утренней или вечерней службы, которые совершаются ежедневно или несколько раз в неделю. К слову, церковь ничего официально не заявляла насчет того, что что-то станет недоступным для обозрения.
Ну, а уж коли Союз музеев так уверен, что у РПЦ средств и профессионализма не хватит на содержание, пусть учреждает фонд помощи (типа - "друзей Эрмитажа"), и из своих далеко не пустых карманов «всем культурным миром» помогают Исаакию жить и красоваться. И своих экспертов командируют при необходимости что-то подправить. Ведь это их убеждение – деньги решают все. А уж чего-чего, но денег у господ – руководителей брендовых музеев хватает. И, на своем опыте неоднократно убеждалась, как талантливы они в деле дезинформации, в умении передергивать, перекрикивать и затыкать рот всем, кто пытается доказать иную позицию.
И еще. В новостях постоянно афишируют цифру 800 миллионов рублей – столько «заработал» музей за прошлый год. Но никогда и нигде не будут опубликованы достоверные данные о том, как соотносится заработок с потраченными на содержание собора. Никогда никто не проведет анализ бухгалтерских документов тех десятилетий, когда Исаакием управляли настоящие музейщики, такие, как академик Георгий Петрович Бутиков. Это были времена, когда с самим словом "музей" связывались понятия высокой культуры, беззаветного служения искусству и людям, БЕСКОРЫСТИЯ. Ведь в нищете, в разрухе лежала страна, а самоотверженные музейщики из руин поднимали Петергоф, Царское и Павловск, приводили в порядок памятники в городе. Может в этом кроется "озабоченность" сегодняшних музейных  управленцев материальной стороной вопроса? Неприятно рассуждать об этом, но лично у меня не вызывает сомнений, что потеря Исаакия, как музея, для его руководства будет означать потерю огромной неконтролируемой кормушки.
Последнее. Я не бесконечно наивный человек. Прекрасно понимаю, что во всей этой истории в позиции церкви имеется и человеческий, и экономический, и политический фактор. Даже знаю кое-какие детали. Но мне не это важно.
      Я действительно хочу ходить в Исаакий, как в церковь, водить туда мою дочь, и заодно любоваться его красотой, созданной великими мастерами. А если приедут мои иногородние-иностранные друзья, попрошу у священника благословения, и в часы, когда не будет службы, тихонечко расскажу и покажу им его СОВЕРШЕННО БЕСПЛАТНО.

Это - моя гражданская позиция.
А мнение верующего человека еще проще высказать: отдайте Богу - богово, а уж Он управит.

Изборская крепость: начало прозрения?

http://hraniteli-nasledia.com/articles/diskussii/izborskaya-krepost-nachalo-prozreniya/index.php?back_url_admin=/bitrix/admin/iblock_element_admin.php?IBLOCK_ID=1&type=articles&lang=ru&find_section_section=-1

Неужели "лед тронулся"?

Таких сокровищ души и духа, каким является Изборск, не много.
Он похож на старого, мудрого человека - многострадального , но спокойного.
У него отнято былое величие, ему  нанесены смертельные раны.
Он был славным воином, внушал уважение и восхищение. Его изуродовали, из него сделали ярмарочный товар сомнительного качества.
Но в сердце его живет искра Божия. И он не ропщет. Он ждет.
СПРАВЕДЛИВОСТИ.
Люди, живущие в Изборске, их память, да Богом данная красота места - вот сердце, и вот - душа.
Крестный ход-Пасха

                       

По молитвам нашим, да будет слово правды сказано и услышано!

http://hraniteli-nasledia.com/articles/diskussii/izborskaya-krepost-nachalo-prozreniya/index.php?back_url_admin=/bitrix/admin/iblock_element_admin.php?IBLOCK_ID=1&type=articles&lang=ru&find_section_section=-1

Избранная Изборском: На Псковщине возрождаются традиции ручного ткачества

Как банально, с издевкой звучит в последние годы фраза "Страна должна знать своих героев". Все потому, что применяем мы ее образно, и все больше к слову о ворах-чиновниках и иже с ними. Но бывают и радостные обстоятельства, когда произносим ее с удовольствием и без сатирического подтекста. И тут же на ум приходит новая метафора о непризнанности пророков в своем отечестве или что-то подобное. Под страхом репрессий и увольнений запрещено изборянам даже упоминать о том, что в Изборске есть великие народные умельцы, образованные, честные, талантливые люди - Покровские Лииви Анцевна и Александр Владимирович. Угроза репрессий исходит - кто бы мог подумать! - из "кладезя традиций" и "хранилища культуры", ИЗБОРСКОГО краеведческого музея. Зависть и ненависть к любому проявлению независимости, правдолюбия, незаурядности со стороны культурных гуру местного разлива распространяется и на этих достойнейших людей. Ну и что же, о Покровских все равно знают по всей России, к ним приезжают, у них берут интервью, их снимает телевидение, и помнят только доброе и хорошее. А я просто горжусь и дорожу их дружбой. Не в Изборске, так в Санкт-Петербурге  вышла очередная большая, подробная и искренняя статья, посвященная им.

http://spbvedomosti.ru/search/?q=%D0%B8%D0%B7%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F+%D0%B8%D0%B7%D0%B1%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC

  • 07.04.2016

  • Илья Бруштейн


У Лииви Анцевны Покровской безупречный вкус. ФОТО АВТОРА

В Псковской области развивают новое туристическое направление: крафт-туризм. В переводе с английского «крафт» означает «ремесло». Гостям предлагается посетить дома народных промыслов, узнать о судьбах мастеров, понаблюдать за их работой. Одной из участниц этой программы, которую в настоящее время реализует Информационный туристский центр Псковской области, стала мастер ручного ткачества из деревни Изборск Печорского района Лииви Покровская.

Война сделала сиротой

Юбилейная улица, дом 4, – этот адрес знаком практически всем жителям деревни Старый Изборск. Здесь расположены мастерская и художественная галерея Лииви Анцевны Покровской. Именно с ее именем связано возрождение в Изборске традиций ручного ткачества.

«Мои предки по материнской линии – русские крестьяне, жили в Изборске в течение нескольких столетий, – рассказывает Л. А. Покровская. – Отец был эстонцем, поэтому меня и назвали эстонским именем Лииви. Он приехал в нашу деревню в 1939 году. В то время Печорский район входил в состав Эстонии. Я родилась в октябре 1941 года, когда уже началась война и деревня находилась под фашистской оккупацией».

В 1944 году отступающие немецкие войска вывезли ее родителей в Германию. Лииви фактически осталась сиротой. Ее воспитали бабушка Екатерина Ивановна и дедушка Александр Григорьевич. О судьбе отца она не знает до сих пор. Связь с матерью, Ольгой Александровной, удалось установить в конце пятидесятых годов. После разгрома Германии та оказалась в английской оккупационной зоне. Опасаясь возможных репрессий, женщина решила не возвращаться в Советский Союз.

Вторая жизненная страсть

В 1967 году Лииви Покровская окончила биолого-почвенный факультет Ленинградского государственного университета. В течение многих лет работала в центральной научно-исследовательской лаборатории Северо-Западного государственного медицинского университета им. И. И. Мечникова. В 1976 году защитила кандидатскую диссертацию по физиологии кровообращения. В восьмидесятые годы стала руководителем этого научного подразделения.

«Мне нравилась научная работа. Но второй жизненной страстью всегда были и оставались традиционные народные ремесла. Я любила шить, вышивать, вязать... Ткачество освоила только в 2001 году, когда вышла на пенсию». В течение долгих лет жизнь супругов Покровских проходила между Изборском и городом на Неве. Лииви Анцевна и Александр Владимирович поженились в 1969 году. А. В. Покровский – выпускник и многолетний сотрудник Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения, кандидат технических наук, доцент.

«Я коренной ленинградец, но за долгие годы жизни с Лииви тоже очень привязался к Изборску, познакомился и подружился со многими местными жителями, – рассказывает А. В. Покровский. – После выхода на пенсию мы приняли совместное решение поселиться в Изборске и приняться за возрождение народных промыслов».

Почему Лииви Анцевна решила заняться ручным ткачеством? «Как физиолог я в течение многих лет изучала кровеносную систему человека. А традиционные народные промыслы и ремесла являются кровеносной системой народа... Без ткачих, кузнецов, стеклодувов, гончаров не мог существовать ни русский народ, ни русская деревня».

Первыми учителями в ткачестве для Лииви Покровской стали жительница Изборска Мария Николаевна Оловянкина и Нина Константиновна Петрова из соседней деревни Олохово. В дальнейшем Лииви Анцевна «перелопатила» немало русскоязычной и англоязычной литературы, стала завсегдатаем специализированных сайтов в Интернете. Таким образом современные технологии способствовали возрождению древнего ремесла. «Наверное, секрет успеха заключается в системном подходе. Этому я научилась, занимаясь наукой. И это помогло в ткачестве!»

Покровская убеждена в том, что именно в Изборске должны развиваться ремесла. Здесь в настоящее время живут около 700 человек. Каждый год сюда приезжают до трехсот тысяч туристов. В первую очередь гостей влечет средневековая крепость и очарование природных ландшафтов. В последние годы в экскурсионные программы стали включать и посещения мастерской Лииви Покровской и других народных мастеров Печорского района.

Традиционное ремесло

В этих краях издавна выращивали и обрабатывали лен. С детства Лииви Покровская постигла науку, как правильно собирать лен, как мять, трепать, расчесывать, создавать льняную нить.

Сейчас ситуация изменилась. Лен в районе выращивать почти перестали, покупка ткацкого станка и ниток обойдется гораздо дороже, чем приобретение ткани промышленного производства. Есть ли шанс в этих условиях возродить ручное ткачество? Лииви Анцевна убеждена в том, что этот процесс уже начался и он будет успешным.

В течение нескольких лет в местном лицее работает кружок ткачества. Одна из наиболее активных участниц кружка шестиклассница Анастасия Луенкова в декабре 2015 года стала лауреатом детско-юношеского областного конкурса «Губернаторский дневник».

Только вдвоем

Работы Лииви Покровской поражают удивительным разнообразием. Она создает не только предметы интерьера (покрывала, занавески, ковры), но и одежду для женщин и мужчин: шарфы, юбки, рубашки, брюки. Особой частью своего творчества мастер считает работы для храмов: удивительные рушники для икон наполнены благородством и строгой гармонией.

Покровская – единственная ткачиха в Псковской области, освоившая технику ажурного ткачества. Ее применение позволяет перевить нити таким образом, чтобы узор просвечивал. Обычно используются льняные нитки: плотная льняная ткань прекрасно сочетается с легким воздушным узором.

Своего супруга Лииви Анцевна считает не просто помощником, а подлинным соавтором. Александр Владимирович не только занимается техническим обслуживанием ткацких станков, но и участвует в их «зарядке» (намотке ниток). Эту работу можно осуществить только вдвоем.

В 2011 году Лииви Покровская за заслуги в развитии и сохранении традиционной народной культуры была удостоена почетного звания «Душа земли псковской», учрежденного комитетом по культуре и Центром народного творчества Псковской области. Она неоднократно становилась лауреатом всероссийских фестивалей современного ручного ткачества. В Пскове прошло несколько ее персональных выставок.

«Живые символы» Изборска

Что думает мастерица о программе развития крафт-туризма, которую сегодня реализует Информационный туристский центр Псковской области? «Это замечательный проект, который привлек внимание СМИ, позволил наладить контакты с туристическими фирмами, способствовал организации сбыта готовой продукции». Единственный нюанс, на который обратила внимание Лииви Анцевна: неразумное использование иностранного слова. Почему-то проект назван не «ремесленным туризмом», а именно «крафт-туризмом». Прямо скажем, неясное обозначение для доброго достойного дела.

В настоящее время туристы посещают в Печорском районе Псковской области не только мастерскую Лииви Покровской, но и рабочие места ткачихи Нины Петровой из деревни Олохово, гончара Сергея Сенченко из деревни Кряково, кузнеца и мастера колокольного литья Александра Лапшина из деревни Буравеньки и других народных умельцев.

«Развитие ремесленного туризма – это бальзам на душу для моих коллег и единомышленников, – считает Л. А. Покровская. – Теперь нас признали «живыми достопримечательностями» Псковской области! И это является мощным стимулом для продолжения работы».

...На прощание Лииви Анцевна обратила внимание на висящую в гостиной картину местного художника Павла Дмитриевича Мельникова (1907 – 1987), который всю жизнь прожил здесь и писал только Изборск. Хотя этот мастер почти неизвестен за пределами Псковской области, он стал одним из символов Изборска. В домах многих местных жителей, так же как и в доме Покровских, висят его картины. Эти полотна излучают свет, гармонию и доброту. Такие же чувства вызывают и работы Лииви Покровской. Ее тоже с полным правом можно назвать «живым символом Изборска».

«Личное мнение» или еще раз о слове правды в "заповеднике воровской души".

В  августе 2013 я гостила в Изборске. Празднование 1150-летия уже откатило в прошлое, практически незамеченным. А вот те дни хорошо запомнились: жара, пыль, поднимаемая грузовиками и самосвалами, курсирующими в крепость и из нее, горы строительного мусора вперемешку с культурным слоем. Колеи от бульдозеров, вывороченные камни исторической кладки перед Никольским собором, изуродованный дом причта. Экскаваторы, сгребающие ковшами остатки культурного слоя, и насыпающие его в мусоровозы, рабочие компании «Профиль»,  выкладывающие привозным чужеродным камнем «исторические» участки мостовой, и растерянные лица туристов, приехавших полюбоваться на древний русский форпост, символ российской государственности.
16 августа вечером зашла в крепость посмотреть, сохранилось ли хоть что-то от замечательного цветника «12 Апостолов», созданного по благословению покойного батюшки о.Алексия Лопухина трудами талантливой изборянки. Даже следа не осталось, точнее – остался, от бульдозера, который этот цветник беспощадно срыл.
Рядом со мной остановилась группа ребят лет 12-13, экскурсанты, приехавшие, как я поняла по речи, издалека. Я - учитель, поэтому привычно и заинтересовано прислушалась к их разговору, тем более что лица были огорченные и даже сердитые. «Ну, и где тут дух истории? Чего нас сюда было тащить, тут же смотреть не на что!» - возмущенно говорил один парнишка. Я не удержалась, и заговорила с ними, объяснив, что мне важно узнать их мнение. Тут к нам подошла и руководитель группы, и поддержала наш разговор, а поговорили мы вот о чем. Я сказала, что мы, взрослые, часто судим о вещах предвзято, а они, дети и подростки, имеют более свежий, трезвый взгляд, и не боятся без прикрас высказывать свое мнение. «Вы не смотрите на грязь под ногами, скажите, что вы думаете по поводу реставрации крепости, что вам здесь понравилось?». Руководитель группы понимающе мне кивнула. Ребята начали говорить наперебой, они были членами исторического клуба, и много ездили на экскурсии по стране.
В Изборской крепости им не понравилось н-и-ч-е-г-о. Школьники-подростки, не будучи  специалистами в реставрации, разглядели, что стены выровнены «под гребенку», и смотрятся гораздо хуже, чем на открытках с фото до начала работ. Они заметили, как неряшливо, грубо налеплен раствор, скрепляющий новые камни, которые практически полностью скрыли кладку историческую. Их возмутил мусор прямо под дверями церкви, а еще то, что нигде поблизости не было туалета, и с них взяли деньги за вход туда, где царила разруха и не на что было смотреть.
Я сказала ребятам, что они очень помогли мне, и это действительно так.
Ложь, прикрывающая преступления, агрессивна. Она потоками льется из уст непорядочных людей, облеченных властью и имеющих доступ к огромным бюджетным средствам, им хором вторят подхалимы и лизоблюды. Ложь в устах власть имущих искажает картину мира, называя белое черным, а черное белым. Как картежные шулеры,  они передергивают, но вместо карт у них святые для порядочных людей понятия «Родина», «патриотизм», "уважение к традициям", «забота о воспитании молодежи». Как рыночные торговцы, они заткнут рот любому, заглушат справедливый вопрос неуместными оценками или обвинениями в некомпетентности. И, подчас,  начинаешь думать, а стоит ли  верить своим глазам, может, все правильно, раз ОНИ так говорят.
Но вот же, дети. Современные, развитые, объехавшие полстраны, побывавшие за рубежом – один из мальчиков сказал то, что я мысленно себе уже определила в отношении изборской крепости, он назвал ее «киношной декорацией».
Была крепость, настоящая, прекрасная, символ доблести и слава российской истории. Вокруг нее и в ней кипела жизнь – не «киношных» актеров, а живых людей, с их трудными и достойными судьбами, верой в Бога и гордостью за свое наследие. Живая жизнь живых людей, за которых  страдало больное сердце изборского батюшки.
(***О. Алексий умер 18 августа 2011, на заседании, где судьба Изборска окончательно решилась . Теми лицами «наверху», кто уже тогда разыгрывал свою преферансную партию и назначил Изборск в этой игре козырем, и ставки были сделаны миллиардные. При полной поддержке властей и работников культуры региональных и местных.)
На следующее утро, выйдя из церкви в крепости, я практически лицом к лицу встретилась с теми, кого меньше всего ожидала увидеть перед собой.
Губернатор Санкт-Петербурга Г. Полтавченко, подняв голову, осматривал пустые оклады над входом, на тот момент в них не было икон. Компанию ему составляли губернатор псковской области А. Турчак, знакомый мне чиновник  из петербургского комитета по культуре В.Панкратов, директор местного музея Н.Дубровская с коллегой Л. Содатенковой и еще несколько лиц, обеспечивающих сохранность и экскурсионную программу высокого гостя.
Как бы наивно это не звучало, я в чем-то доверяю губернатору моего города. Мне импонирует его сдержанность и то, что он ходит в один храм со мной. Я задала ему прямой и простой вопрос, как он относится к уничтожению памятников истории и культуры.
Георгий Сергеевич от неожиданности ответил также прямо: «Плохо», но тут же оправился и ответил, как должно, вопросом на вопрос: «А что Вы имеете в виду?»  Я показала рукой на крепость, изуродованную до неузнаваемости, и сказала те слова, которые услышала накануне от школьников: «Здесь больше нечего смотреть, нечем гордиться . Ни нам, ни нашим детям».
Кто знает, разговор с губернатором Петербурга мог бы продолжиться, но на передний план, придя в себя, выступил губернатор А.Турчак, и вынес традиционный чиновничий приговор моей гражданской позиции и на-что-там-еще-мы-имеем-право-согласно-конституции. «Это Ваше личное мнение», - дважды повторил г.Турчак, назвав меня почему-то «матушкой».

«Личное мнение» гражданина в устах чиновника звучит как синонимом глупости, невежеству, холопской дерзости, это известно.
Но тогда еще не известно было, что в  сентябре 2013 зам.министра культуры  Г. Пирумов посетит Изборск,  и даст замечательную по стилистике оценку работам на «объекте»: «Остаются последние штрихи, которые эту изюмину окончательно украсят», а ему будут восторженно вторить изборские музейщицы: «То же, что мы увидели по завершении работ, превзошло самые радужные ожидания. Реставрация выполнена качественно и бережно по отношению к уникальному памятнику. Благоустройство облагородило общий вид крепости. – Эстетично, красиво».
Не известно было, что в ноябре того же года в Изборск приедут специалисты – архитекторы-реставраторы и искусствоведы, тщательно изучат «отреставрированные» объекты и, резюмируя подробный анализ каждого элемента проведенных работ, дадут следующее заключение: «МЫ ОЦЕНИВАЕМ  ПРОВЕДЕННУЮ РЕСТАВРАЦИЮ КАК НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНУЮ».
Никто не знал, что письмо специалистов министру культуры Мединскому с оценкой и рекомендациями по минимизации ущерба памятнику останется без ответа.
Одно знали все, и чиновники всех рангов, и простые граждане: работы в Изборске осуществлялись ЗАО «Балтстрой», у которого НЕ БЫЛО ЛИЦЕНЗИИ на проведение реставрационных работ.
И вот, два с половиной года спустя вдруг грянул гром, и по всем федеральным каналам мощной волной прокатился скандал. Фотографии, сделанные в 2012-13 годах «несогласными гражданами» в одночасье стали достоянием медиа-аудитории  по всей стране.
Были названы имена некоторых из  тех самых карточных шулеров, которые делали свои ставки и на Изборск, и на Сергиев Посад, и на памятники в самих столицах государства российского.
И были показаны лица тех, кто преступление не только не остановил, но кто ставил свои подписи под документами, это преступление утвердившими, и кто пел ему дифирамбы.
Конечно, изборские музейщицы прекрасно понимают, что цунами, скорее всего, пронесется над их головами, и они по-прежнему смогут доить кошельки гостей Изборска и врать о достижениях реставрации и «прекрасной инфраструктуре» Изборска. (К слову, круглый год с вечера и до утра, когда вход в крепость закрыт, ее освещают изнутри. Жгут сотни тысяч киловатт, с шоссе видно "зарево", как от пожара. А вот улицы Изборска не освещаются, денег нет, и в темное время суток и жители, и гости должны перемещаться с фонариками).
Гг. Дубровская, Солдатенкова и подчиненные продолжат безнаказанно заниматься профанацией, нахваливать вопиющий новодел, когда то, что осталось от памятника, продолжает разрушаться уже по вине «реставраторов».

Хочется напомнить в этой связи, что Конституция РФ  постановила  не только для граждан с «личным мнением», но и для доблестных работников культуры :  «Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры» (гл.2 ст.44).
Сегодня на имя министра культуры Мединского отправлено еще одно письмо – от лица тех же независимых ученых экспертов, что изучили крепость и предложили исправить ошибки грамотно и без воровства казенных средств.
Может в сложившихся обстоятельствах г. Мединский сочтет полезным для своей карьеры услышать голос разума и совести?
Чтобы там ни было, слово прозвучало по всей стране. И на этот раз слово ПРАВДЫ.

Ниже привожу дословно текст нового письма министру Мединскому членов экспертной группы от 20.03.2016 и некоторые фото:
МИНИСТРУ КУЛЬТУРЫ РФ
г-ну В.Р. МЕДИНСКОМУ
20 марта 2016 г. С.-Петербург
                                     Уважаемый  господин министр,
в связи с последними событиями в Вашем министерстве и обсуждением в СМИ вопроса о серьезных нарушениях, связанных с реставрацией Изборской крепости, отсутствием должного контроля за этими работами со стороны министерства считаем необходимым напомнить, что 15 февраля 2014 г. Вам было направлено Заключение группы из  девяти  экспертов-реставраторов и археологов по поводу низкого качества проведенных работ (я не решаюсь назвать их реставрацией) на  Изборской крепости - выдающемся памятнике русского оборонного зодчества.  Там мы обращали Ваше внимание на то, что по нему были приняты необоснованные реставрационные решения, не подкрепленные достаточными натурными исследованиями, осуществление их происходило в спешке, без предварительно разработанных проектов, с грубыми нарушениями реставрационной методики.  Все это привело к чрезвычайно низкому качеству работ и появлению диссонансов в облике крепости.
К сожалению, не рассмотрев Заключения по существу, Вы передали его для ответа тогдашнему заместителю директора Департамента управления имуществом и инвестиционной политики О.А. Иванову, который в своем письме от 03.03.2014 за № 924-10-04 сообщил нам, что «виды и объемы работ подтверждаются актами приемки работ, подписанными представителями государственного органа охраны памятников, авторского и технического надзоров, пользователя и подрядной организации», совершенно не касаясь грубых методических ошибок,  низкого качества проведенных работ, отсутствия научного руководства и контроля, о чем шла речь в нашем заключении.
После получения этого ответа, который иначе, как отпиской, назвать нельзя, мы вторично 26 марта 2014 г. обратились к Вам с предложениями об исправлении ошибок и переделке некачественно выполненной кладки, а также о проведении на эту тему расширенного заседания Научно-методического Совета МК. На это письмо Вы вообще не сочли нужным что-либо ответить, равно как и на публикацию в газете «Аргументы недели. Северо-запад» от 13.02.2014 (с.17-18) и там же в номере от 3.04.2014 (на с.17 газета вынесла в подзаголовок вопрос: «Почему молчит Министерство культуры РФ?»). Министерство продолжает молчать вплоть до сегодняшнего дня и, естественно,  никаких мер по исправлению некачественной работы не предпринимало. Более того, Ваш заместитель Г.У. Пирумов, посетивший Изборск в сентябре 2013 г., высоко оценил проведенные работы, заявив, что «остаются последние штрихи, которую эту изюмину окончательно украсят».
Между тем процесс ухудшения состояния памятника с тех пор только ускорился. Достаточно в качестве конкретного примера сказать, что если до реставрации церковь Сергия Радонежского подвергалась лишь грунтовому подсосу, то теперь храм заливает вода.
В приложении к нашему Заключению был дан Перечень необходимых исправлений результатов некачественно проведенных работ и устранения недоделок.  Теперь же мы призываем Вас на основании этого Перечня срочно инициировать  разработку соответствующей программы и сметы для ее реализации. Работы по ее осуществлению необходимо начать уже в этом сезоне. Источник финансирования и производителя работ, а также назначение научного руководителя, наделенного необходимыми полномочиями, должно определить Ваше министерство.
Приложения: копии 1) Заключения комиссии независимых экспертов по поводу реставрации Изборской крепости от 10.01.2014 на 4-х стр.;     2) Перечня необходимых исправлений по устранению недоделок, допущенных в процессе реставрации Изборской крепости на 3-х стр.;     3) письма О.А. Иванова от 03.03.2014 г. за №924-10-04;    4) письма министру культуры РФ В.Р. Мединскому от 26.03.2014. от группы экспертов.

Члены экспертной    группы                                           
М.И. Мильчик,                                                        
кандидат искусствоведения,ведущий научный сотрудник НИИТИАГ, член Федерального научно-методического Совета МК РФ,  зам. председателя Совета по сохранению культурного наследия при Правительстве С.-Петербурга,  лауреат премии им. акад. Д.С. Лихачева,
О.М. Иоаннисян,
кандидат исторических наук, руководитель отдела архитектурной археологии Гос. Эрмитажа,  член Федерального научно-методического совета МК РФ
И.Л.Воинова,
архитектор-реставратор высшей категории, член Союза реставраторов России, член Петербургского комитета ИКОМОС
Т.Н. Пятницкая,
кандидат архитектуры, архитектор-реставратор высшей категории, член Союза архитекторов России,  главный архитектор СПб. «



Дело реставраторов или День траура в заповеднике ВОРОВСКОЙ ДУШИ.

Не могу не прокомментировать реставрационный скандал. Многострадальный, поруганный, оскверненный и униженный ИЗБОРСК.
Знаю ситуацию лично, была свидетелем бесчинств и принимала участие в борьбе.
Много писала и публиковала фотографии.
Сегодня хочу сказать о другом, о людях, которые прогнили насквозь, для которых ложь стала сутью слов, мыслей и дел.
Посмотрите видеосюжетые, снятые ведущими телеканалами страны, РЕН-ТВ, например.
Потрясает лицемерие директора изборского музея Дубровской и «прикормленных» сотрудниц - Солдатенковой и др., когда они говорят о своей полной  непричастности и невинности в этом вопросе. Именно г. Дубровская, проявив завидный талант в добывании денег, и "поднявшись" с торговли сувенирами в псковском кремле до должности главы музея, взахлеб расхваливала и процесс, и результат "реставрации" на всем медиапространстве России. Не таила нежной дружбы с власть имущими псковской области, благословившими и курировавшими уничтожение самобытного памятника. Принимала в гости чиновников и пела дифирамбы чудовищному новоделу, когда Изборск посещали губернаторы (Турчак, Г.С.Полтавченко) и сам уголовник Пирумов в 2013 году. Н.Дубровская преследовала и притесняла изборского священника о.Алексия Лопухина, который смиренно, но твердо отстаивал и защищал самое дорогое - уклад и духовную жизнь в древнем Изборске, в то время как она, закусив удила, превращала его в коммерческий объект очередного туркластера. В результате давления, оскорблений и нападок, батюшка умер от сердечного приступа прямо на заседании "сильных мира" 18.08.2012 на глазах у чиновников и Дубровской в том числе. Именно она совершенно беззаконно сделала вход в крепость платной задолго до официального присоединения крепости к музею, и уже несколько лет желающие пройти в действующий храм должны выдержать натиск хамоватых сборщиков денег и доказывать, что идут молиться Богу. Именно Натальей Дубровской воплощена в жизнь собственная "креативная" идея украсить пространство перед столовой каменными крестами, привезенными с могильников (захоронений на этом месте нет). Ей же гости Изборска обязаны ложью и профанацией относительно истории Изборска и памятников, фальсификацией объектов - например, т.н. "дом купца Шведова" - живы и не стары еще люди, которые подтвердят, что никакого купца Шведова и в помине не было в Изборске. А репрессии в отношении беззащитных изборян, зависимых от единственного оставшегося работодателя - музея...А плесень и ненадлежащие условия хранения для единственно ценного в коллекции музея – живописи Павла Дмитриевича Мельникова. ..А ежегодные поборы и с жителей, и с гостей в дни проведения низкопробных исторических реконструкций, когда по поселку свободно и бесплатно пройти нельзя, к озеру или ключам бесплатно не пускают...А концерт американских поп-музыкантов под стенами православных храмов в праздник иконы Владимирской Божией Матери...Долго можно перечислять "заслуги" этой особы, понятно одно - она лично не последнюю роль сыграла в уничтожении подлинного памятника, да и всей многовековой духовной традиции Изборска.   И они еще смеют говорить о «развитии» музея и об улучшении инфраструктуры Изборска, когда от людской нищеты заборы валятся, крыши гниют, дома, включая школу, с трудом отапливаются дровами (а газ в Европу идет через Изборск), нет питьевой воды, в Словенских ключах - кишечная палочка, врача нет, почта не работает, аптечный киоск и тот вечно закрыт....
Насилуют клише о  "заповеднике русской души", который сами же превратили в "заповедник души ВОРОВСКОЙ".
Самое страшное за всем этим - затравленные люди, разрушенные судьбы, утраченные надежды, поруганная красота.
Но сегодня,  впервые за долгое время, мы победили. И не важно, какие внутренние причины и конфликты в мире "денежных мешков" привели к огласке чудовищных краж и имен причастных лиц.
ЧЕРНОЕ БЫЛО НАЗВАНО ЧЕРНЫМ, БЕЛОЕ - БЕЛЫМ. Люди узнали ПРАВДУ.

MARCH of the IMMORTAL REGIMENT

My dear friends,

with Volodya and Galina Lvovna.JPG
On May 9th our family participated in one of the greatest public actions in the country: the MARCH of the IMMORTAL REGIMENT.
Those who wanted to pay the tribute to the memory of the family members who fought the fascisms - soldiers of the Great Patriotic War (WWII) went to the parade in every city, town and village of Russia and many other countries round the world. The most important thing to know is that the action was neither organized nor controlled o sponsored by any government or official authorities.
by Stroganov palace.JPG
Originally it was the initiative of the Siberian journalists (from Tomsk) who 3 years ago decided to commemorate the heroism of their colleagues fallen on the frontline of the War. It received such a wide publicity and won such a widespread support that all over the country and abroad independent journalists from non-governmental media started and now administer the website http://moypolk.ru/ . Any person can open the page dedicated to the family member, publish his or her photos and stories, and be informed about the news and the parade preparation. Our page is http://moypolk.ru/soldiers/orleanskiy-evgeniy-evgenevich .
After we participated in the parade I must say it was the powerful most experience. Varvara was very proud of being there.
(без названия)
We walked together – citizens of Saint Petersburg - in one column of demonstrators all along the main street of the city Nevsky prospect and it took us for 4 hours. Why so long? We were over 150 000 (!!!) people who disregarded the beautiful sunny Sunday in terms of going to the countryside for a picnic or something like this. We took to the streets carrying the pictures of our dear ones. All of us – strangers to each other - were smiling and singing together. Those who know me remember that I love to sing, have quite a strong voice and bear in mind hundreds of songs. So it was enough to start singing. Immediately hundreds of persons were catching up the melody and singing with you.
Varvara with a veteran.JPG
We walked about 6 km, but no one complained of being tired though there were very elder persons and many with little babies. So it was great, magnificent feeling. I know my Valia was watching us together with her grandfather – my dad – who was the soldier of that War and whose portrait we were carrying in our hands. Actually we made two portraits: of my father Evgeniy Orleansky and my husband’s grandfather Vadim Popov.
(без названия)
So they went with us, our victorious fathers, grandfathers, grandmothers, granduncles and cousins, and I believe it was a very teachable lesson to our government or any politically committed authorities anywhere: people in Russia are able to joint efforts and joint forces if needed.
In the most peaceful way so far.
by Alexander Nevsky lavra.JPG