olga_of_orleans (olga_of_orleans) wrote,
olga_of_orleans
olga_of_orleans

Categories:

ЧЕМ РОССИЙСКИЙ ГИД-ПЕРЕВОДЧИК ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ СОВЕТСКОГО

«Чем российский гид-переводчик отличается от советского» - под таким заголовком 28/02/2013 был опубликован материал в журнале «Город-812» online http://www.online812.ru/2013/02/28/005/ .
Мне довелось дать интервью для этого материала, и после опубликования я с интересом прочитала как комментарий «музейщика» в самой статье, так и комментарии коллег гидов-переводчиков к публикации.
Что ж, как говорится, продолжим тему….

А тема эта для меня действительно уходит корнями в советские времена, когда я, будучи студенткой 2-го курса инъяза услышала о возможности получить специальность гида-переводчика и поработать как на благо родного Ленинграда, так и собственного языкового и культурного уровня. Ну, конечно, и денег подзаработать, чтобы на шее у родителей не сидеть. Человек я с детства неспокойный, вечно ищущий новых знаний и опыта. Поскольку учиться я привыкла много и серьезно, то уровень владения языком (испанским и английским) на 2-ом курсе позволил мне пройти тестирование, и я была допущена к обучению на курсах гидов-переводчиков ВАО Интурист, это был 1985 год.

Надо сказать, что так много и так интересно я никогда больше не училась, хотя в дальнейшем была и великолепная по уровню знаний аспирантура в США с присуждением степени магистра искусств, и много всякий курсов и образовательных программ. Еще бы, в течение 7 месяцев мы, юные студенты, ежевечернее занимались в языковых группах, которые вели опытнейшие профессионалы – гиды Интуриста. Они знакомили нас как с экскурсионными темами на «родных» нам иностранных языках, расширяя наш лексический кругозор, так и обучали практическим навыкам ведения экскурсий для иностранцев, с учетом культурных и поведенческих традиций наших будущих клиентов – туристов. Пощады со стороны преподавателей не было никакой – в том смысле, что не выучить, не подготовиться к завтрашнему занятию было невозможно, выгоняли с курсов сразу. Помню, мы начинали группой в составе 22-23 человек, до финиша дошли только 10.

Итак, с 18.00 до 22.00 ежедневно по будням мы в поте лица постигали искусство экскурсоведения, а в выходные обучались в «полевых условиях». Интурист нанимал автобусы, и мы выезжали в музеи – те самые 10 исторически самых «брендовых», что и поныне в разных комбинациях составляют пакет «программы» любой туристической группы, как российской, так и зарубежной. Думаю, не нужно их перечислять, любой представит себе этот список. То есть, по выходным «стружку» с нас снимали уже сотрудники музеев – блестящие искусствоведы и музейные экскурсоводы. Они не только излагали нам материал по самым мельчайшим деталям экспозиций, они тестировали нас на каждом занятии, неожиданно предлагая «продолжить экскурсию», и самым придирчивым образом разбирали наши недочеты и ошибки.

А по завершении 7-месячного курса ежедневных многочасовых теорико-практических занятий мы сдавали экзамены в виде целых экскурсий в музеях (сотрудникам музеев - на русском, а нашим кураторам - на ин.языке), а в аудиториях ВАО Интурист по темам общей истории, знания руководящей роли КПСС во всех областях жизни и т.п. Надо сказать, что в годы моей учебы последняя тема уже не была под таким жестким контролем как, по словам старших коллег, в более ранние времена, хотя все равно, проезжая по городу во время обзорных экскурсий мы должны были при каждой возможности воспевать партию и преимущества строя. Мне в этом плане повезло, я начинала гидовскую карьеру работая, в основном, с испанским языком, а 99% испаноязычных туристов в те годы приезжали к нам с острова Свободы, и горячие слова на тему дружбы великого советского и кубинского народа и роли компартий в народном счастье я больше слушала, нежели произносила.

Но вернусь к тому, КАК работалось гиду-переводчику в родном городе тогда, в советские времена.
Что ж, только хорошее могу вспомнить, хотя многие «блага» мировой цивилизации отсутствовали в нашем туристическом быту, вспомнить хотя бы изношенность всего и везде, повсеместный дефицит на все.

Поскольку помимо обзорной экскурсии по городу мы, выпускники курсов Интуриста, самостоятельно проводили экскурсии в 10 музеях, то 80-85% рабочего времени мы проводили именно там. (Шалаша в Разливе, правда, уже нет, зато Исаакиевский собор «накрыл» собой Спас на крови, и теперь у нас два музея в одном, но за двойные деньги).

Знания, полученные нами, «зелеными» девочками и мальчиками 19-20 лет, поражали туристов настолько, что они иногда подозрительно спрашивали, а не готовят ли нас по особым методикам (имея в виду, видимо, гипноз или зомбирование) в КГБ.

Настолько казалось невероятным почтенным иностранцам среднего возраста, что ровесники их собственных цивилизованных чад в «медвежьей» России имеют знания по объему почти энциклопедические. Мы с гордостью говорили, что и тут КПСС о нас заботится, и все это совершенно бесплатно.

ЧТО, КСТАТИ, БЫЛО ЧИСТОЙ ПРАВДОЙ. Курсы Интуриста были бесплатные, и мы даже за поездки выходных дней ничего не платили. Кто же платил за нас? Конечно, работодатель – Интурист, но при участии города, ведь музеи тоже ничего с нас не требовали.

Зато отношение к нам, молодым экскурсоводам-переводчикам, было по настоящему ленинградское (или петербургское) – вежливость, подчеркнутая доброжелательность, готовность помочь советом в любой момент. Нас так и предупреждали во время учебы в музеях – вы можете придти в любое время, покажите на входе ваш диплом об окончании курсов, мы вам всегда ответим на любые вопросы, и просто приходите позаниматься, и никаких билетов покупать было не нужно. Мы ведь коллеги, делаем общее дело – просвещаем иностранную публику, славим Отечество и национальное достояние и культуру, и музеи наши – государственные, то есть общие. Когда я встречаю кого-либо из моих музейных «учителей» (многих, увы, нет уже в живых), то мы до сих пор радостно и тепло приветствуем друг друга.

Но через несколько лет все в стране стало «трещать и расползаться по швам». Бедность на грани нищеты стала всенародной реальностью, многие отрасли экономики и народного хозяйства сгинули в небытие, но вот туризм остался, и во вновь переименованном Санкт-Петербурге – особенно.

И тут кому-то почему-то показалось, что всегда подтянутые и элегантные питерские гиды «жируют» на фоне всеобщего кризиса. И администраторы тех самых «брендовых» ленинградских-петербургских музеев немедленно отреагировали и возглавили борьбу с «буржуазным элементом». Законы в тот момент работать перестали, поскольку советский строй перестал быть идеологически правильным, а законы были все те же, поэтому следовать им никто нужным не считал.

Но нужно было придумать, КАК НАКАЗАТЬ ГИДОВ за то, что всем плохо, а им, вроде как, по-прежнему не плохо, деньги продолжают зарабатывать. Принимать в расчет эксклюзивность образования, качество работы и каторжность труда при 12-14 часовом рабочем дне, понятно, никто не собирался.

А ведь мы, пожалуй, одними из первых показали «мировой стандарт» рынка труда – при высоком образовательном уровне и качестве работы – соответствующий заработок. Но это пришлось не по вкусу тем, кто мыслил и мыслит иначе – как смеют жить по-людски, профессионалы "так называемые"? Давайте же их заставим – пусть платят за «элитарность» своей профессии.

И быстро придумали – как.

Наша родная музейная «десятка» заявила, что времена изменились, и теперь наша деятельность требует получения лицензий. Что ж, требует, так требует, сказали законопослушные гиды, привыкшие верить и уважать любое слово, музеем произнесенное.

Поясню – мы ведь в ту пору общались не с чиновниками в административных музейных креслах, а с такими же тружениками, как и мы сами, и относились к ним, как уже было сказано, с глубоким уважением и доверием. «А как получить лицензии?» - спросили гиды. «Вы оплачиваете курсы повышения квалификации, посещаете их, сдаете зачеты, и мы вам выдаем лицензии» - ответили музеи. «Ладно, поучимся еще», с оптимизмом ответили гиды, и спросили «а деньги кому платить?».

И тут возникли первые нестыковки. Выяснилось, что честно придти и заплатить музею гид не может, нет у музеев законного права на такую деятельность "повышение квалификации гидов".

Но, как всегда в ситуации, где вырисовывается большой куш, все моментально разрешилось, и на поверхность российского беззакония «всплыли» благодетели в виде посредников. Ими стали несколько турфирм (после развала СССР и ВАО Интурист развалился на сотни турфирм и турфирмочек), но что самое парадоксальное – возглавила кампанию по сбору наличных денег с гидов-переводчиков и передаче их в музеи общественная организация Санкт-петербургская ассоциация гидов-переводчиков, бывший наш профсоюз, по сути. Ну, разве могли возникнуть подозрения в праведности сей деятельности, если ею занимались коллеги?

Руководство этой, ликвидированной налоговой инспекцией в 2007г., организации, гиды Татьяна Николаевна и Галина Александровна собирали с нас сотни тысяч рублей, отвозили в сумках и полиэтиленовых пакетах в музеи, а взамен музеи ставили штампики в наши свежеиспеченные «корочки-лицензии». «Корочки» и штампики в них стали для нас разрешениями на трудовую деятельность.

Капитализм в стране тем временем крепчал, новый курс оглашенный новыми лидерами уверил мировое сообщество в том, что у нас все демократическим путем, и в первом десятилетии XXI века интурист хлынул в город на Неве с новой силой.

Замечу, что если подозрений в законности получения и оплаты музейных лицензий долго не возникало, то с самого начала удивление вызывала разница в требованиях музеев относительно регулярности подтверждения их легитимности и, соответственно, оплаты очередного штампика.

Кстати, стоимость мероприятий по «повышению квалификации» стремительно росла, сами мероприятия зачастую не проводились (штампик ставился по факту оплаты, без какого-либо контроля посещения гидом «мероприятий»), а если и проводились, то сводились к часовым лекциям или экскурсиям, таким же, что мы сами проводим несколько раз в неделю, но на русском языке. Повышением квалификации, понятно, это не назовешь, поскольку о небольших изменениях в музейных экспозициях, если таковые случались, узнавали в рабочем порядке или из публикаций СМИ.

Но музеи, войдя во вкус, стали стремительно сокращать сроки действия штампиков. Если ГМЗ Петергоф, Царское Село и Павловск изначально требовали ежегодной оплаты продления «лицензий», то другие музеи выдавали их на 2-3 года. Приведу, как пример, Эрмитаж. В 2002 я получила «новую» лицензию, т.к. вернулась в Россию после 3-х лет учебы в аспирантуре за рубежом, и она стоила мне 6 тысяч рублей (огромные деньги в 2002, за все 10 лицензий, помню, выложила около 1000 $). И действовала эрмитажная «корочка» три года, затем два. В 2007 году музей объявил стоимость продления «лицензии» на ОДИН ГОД – 6 тысяч рублей (потом резко снизили до трех). Другие музеи тоже не отставали – в среднем, по мере истечения сроков действия штампиков, каждый гид-переводчик должен каждый год платить из своего кармана от 12 до 20 тысяч рублей. Причем, если ты по какой-либо причине (декретный отпуск, болезнь, просто отсутствие денег) не смог один год оплатить «продление», то на будущий год ты должен оплатить «новую лицензию», а это в Эрмитаже, например, более 25000 рублей. Сегодня человек, возжелавший стать гидом в Петербурге должен готовить около 80 000 рублей. Суммы, приводимые здесь, включают комиссионные посредников, примерно 10% надбавка за каждый штампик к сумме, обозначенной музеем.

А ПОЧЕМУ ЗА ВАС НЕ ПЛАТИТ РАБОТОДАТЕЛЬ? – спросит непосвященный человек.
Вот в этом-то и загвоздка, нет у нас работодателя, потому что и нас, по сути, тоже нет. Вот увеличился поток туристов в СПБ до 5 миллионов в год, а обслуживаются они, эти 5 миллионов, говорящих на десятках мировых языков, согласно официальной позиции музеев и властей, «силами самих музеев», либо «гидами-переводчиками турфирм», либо вообще «радио-гидами». Ну, насчет «сил самих музеев», и слепому ясно, что этого быть не может, поскольку ни один музей (даже Эрмитаж) не обслужит десятки тысяч иностранцев в день, да еще и «размовляющих» на всех мыслимых «мовах». С радио-гидами тоже все понятно, невозможно заставить организованную группу 40-50 человек строго следовать по маршруту дружным строем, если ее не контролирует гид-переводчик. Да и запись текстов радиогидов тоже кто-то должен перевести на 30 языков, нет этого, в общем.

Остаются «гиды-переводчики турфирм», это МЫ И ЕСТЬ, хотя на самом деле НАС НЕТ.

«ЧТО ЗА БРЕД?» - снова спросит непосвященный. ВОТ И МЫ О ТОМ ЖЕ, бред полный, но до него никому, кроме нас, дела нет.

А все дело в отсутствии единого работодателя И КОНТРОЛЯ СО СТОРОНЫ ГОСУДАРСТВА. Сотни турфирм, больших, средних и малых принимают многомиллионный поток туристов в Петербурге. Но ведь какая конкуренция!

Ну, положим, порт и круизную тему еще в 90-е «попилили», и тут у нас полная благодать, фонтаны шоколадные, монополизм, то есть.

С «городской территорией» сложнее, в смысле - проще. Образовал турфирму, зарегистрировался в реестре – работай. Все легко.

Нелегко обеспечить себя клиентами, а, следовательно, прогнозировать количество туристов, которые пожелают получить обслуживание через твою фирму, ведь рядом сотни соперников, и все стараются в полную силу. И гиды, поэтому, как девочки (мальчики) «по вызову», два дня на одной программе в этой турфирме, три дня в другой турфирме, за сезон работаем на 5-10 разных компаний, и так уже продолжается со времен развала Интуриста.

Здравый смысл подсказывает, а практика доказывает, что турфирмам невыгодно и невозможно набирать себе в штат на зарплату конкретное количество гидов, ведь прибыль никто не гарантирует, да и гид может заболеть, уйти в декрет, умереть, наконец.

Да и тема НАЛОГОВ, не последняя в этой симфонии…. Зачем заключать трудовой договор, отчислять что-то за гида в пенсионный фонд – куда как проще заплатить «налом» за отработанные часы, а в конце сезона умный бухгалтер «подобьет все клинья». Если честно, то трудно осудить хозяев большинства турфирм, особенно маленьких. Политика государства по отношению к среднему и малому бизнесу всем известна, на словах мы их обнимаем, на деле – душим. Музеи тоже "душат", навязывая турфирмам кабальные условия договоров, турфирмы трепещут, у них - бизнес под угрозой, договор в одностороннем порядке разорвут если музейная чиновница "тетя Мотя" сменит милость на немилость. И квалификация гидов сегодня для турфирм - дело десятое, главное - чтоб "лицензии" оплачены были.

Вот и получается, что с середины 90-х важнейшая отрасль экономики Великого Города существует за счет фантомов. А ведь стоит попросить у любой турфирмы договоры с гидами, что отработали на них в сезон, чтобы убедиться, что именно силами Тени отца Гамлета и Кентервильского приведения обеспечено ознакомление миллионов страждущих приобщиться к российской культуре иностранцев с этой самой культурой. Так и трудимся - «по вызову», без гарантированной зарплаты, больничных, пенсионного обеспечения и других, свойственных цивилизованному обществу, обстоятельств. Как это начинает отражаться на уровне экскурсионного обслуживания - догадаться не трудно, ведь кадры "закаленные в горниле" Интуриста постепенно уходят, а многим в новом, взращенном в идеологии "пещерного капитализма" поколении, увы, кажется правильнее "заплатить и не париться". "Отбьют" за счет комиссионных в сувенирных магазинах.

Переведу дух и поясню, а кто же работает в Северной Столице гидами переводчиками не первое десятилетие, поскольку после развала ВАО Интурист в начале 90-х и до недавнего времени не существовало такой специальности в реестрах ни одного высшего учебного заведения в РФ. Только в последние годы гиды-переводчики "штампуются" на курсах, которых, наверное, не меньше, чем курсов визажистов и мастеров маникюра.

Город наш - САМЫЙ посещаемый иностранцами в России, поскольку помимо статуса бывшей столицы Империи, столицы театров и музеев (наличие Эрмитажа и музея Достоевского уже отменяет необходимость пропагандировать Петербург), Белых Ночей и прочих, только наших, "местных" особенностей, мы еще и крупнейший порт в РФ, способный принимать ежедневно десятки тысяч новых гостей-«круизников» дополнительно к тем, что прибывают воздухом и землей. Плюс наш «дивный» климат (эх, не там Петр «окно» прорубал! – думаем мы все в период с октября по май). Отсюда реалия петербургского туризма – его СЕЗОННОСТЬ, 4-5 месяцев в году мы можем рассчитывать на активный труд и заработок.

А свободное владение иностранными языками выводит в кандидаты в гиды филологов, закончивших два исторически ведущих ВУЗа: СПБГУ и педагогический (бывш.ЛГПИ им.Герцена) и еще несколько, имеющих сильные языковые кафедры.

Итак, осмыслив сезонность туризма в Петербурге, нетрудно догадаться, что в большинстве своем активно работают гидами-переводчиками люди, которые загружены работой по основной специальности лишь в оставшиеся 8 месяцев года, т.е. имеющие летние каникулы и гибкое расписание преподаватели иностранного языка школ и вузов, о финансовом процветании которых говорить не нужно.
(Я, кстати, тоже преподаю в языковой школе, и при почти полной нагрузке по ставке получаю на руки 12 тысяч рублей в месяц).

И каждый год, в осеннее-зимний период большинству «жирующих» гидов-преподавателей приходится думать, как растянуть семейный бюджет и заплатить оброк музеям, иначе ты обречен кормить детей на учительскую зарплату. Знаю нескольких коллег, которые каждый год берут кредит в банке, чтобы заплатить музеям за штампик и получить шанс подзаработать и вырваться из нищеты. И, заметьте, речь идет о специалистах высшей пробы, профессионалах, когда-то составлявших гордость туристической Мекки нашего государства.

А ЧТО ЖЕ ВЛАСТИ, ПРАВИТЕЛЬСТВО? – снова осведомится непосвященный.

ВОТ И МЫ О ТОМ ЖЕ, - снова ответим мы. Мы многие годы уже стучимся в разные двери разных комитетов и министерств в поисках решения проблемы.Нет в Петербурге (да и федеральном правительстве) ведомства и чиновника, ну хоть как-то касающегося своим «креслом» туристической деятельности, чтобы не знал о нашем Петербургском театре абсурда.

Знают, представьте себе, даже делят по-братски ведущие роли в этом театре с чиновниками из музеев. И, как настоящие мастера лицедейства фантастически перевоплощаются из образа всепонимающих и справедливых блюстителей закона на первых встречах с гидами (неутомимыми в своей вере в справедливость и закон) в служителей «правил игры», которым эти "хамы и тупицы"-гиды почему-то следовать не хотят. Ну, издал Смольный под напором гидов в 2008 году Постановление 1330, провел аккредитацию, выдал гидам бейджи мирового образца, потратил деньги налогоплательщиков и отрапортовал о свершении. А музейные кассиры эти правительственные документы не признают, и гида с группой с правительственным документом на груди в музей не пускают. Зато на ксероксе размноженным "лицензиям" и штампикам - "зеленый свет".

Вот и тянется бесконечный акт бесконечной пьесы в театре нашего абсурда, в которой с одной стороны хор гидов взывает к серому балтийскому небу: «мы хотим по-закону, чтобы жить и работать достойно», а с другой стороны чиновники им: «закон – что дышло, закон – это мы, мы вам все объяснили, не хотите платить – убирайтесь с рынка».

Вернусь, в заключение, к статье в "Город-812" и ее главному вопросу «Чем российский гид-переводчик отличается от советского», и отвечу коротко: советский гид был и чувствовал себя уважаемым профессионалом и гражданином своей страны, и эта страна (государство) им дорожила. Российский гид, по крайней мере, сегодня в Санкт-Петербурге, низведен до уровня нелегального мигранта, не имеет никаких социальных гарантий, вынужден платить взятки за право работать, и нет для его защиты ни у власти, ни у закона. В последние 15 лет и поныне...

Как быть, чтобы в корне изменить эту ситуацию? Да не надо изобретать колесо: государство и власть должны снова взять под контроль неконтролируемые денежные потоки в музеях, уводимую от налогов прибыль турфирм, а значит – стать единственным работодателем для экскурсоводов и гидов-переводчиков.

Только вот мучает вопрос, А НУЖНО ЛИ ЭТО ГОСУДАРСТВУ И ВЛАСТИ? Хочется верить...
Tags: гиды-переводчики, лицензии на экскурсии, туризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments